Из-за пандемии коронавируса тысячи путешественников испытывают трудности с возвращением домой. Авиасообщения с другими странами нет — и регулярные, и чартерные рейсы отменены.

Пара из Новосибирска рассказывает о жизни в закрытом Таиланде: как изменились правила жизни в тропическом раю, поддерживало ли российское государство своих граждан, как относились к приезжим и насколько трудно было улететь домой.

«Мы просто рады, что удалось вернуться домой»: как российские туристы живут и выбираются из Таиланда - 1
Мария — видеограф, второй год зимует в Таиланде

Зимовка на карантине

В Таиланд мы прилетели в январе, хотели перезимовать в теплой стране. У нас была туристическая виза на 90 дней и обратный билет на 20 апреля. Сначала провели пару недель на острове Панган, потом сняли виллу на соседнем острове Самуи и жили там. Мы были втроем — я, мой муж и наш друг.

О первых заболевших коронавирусом в Таиланде мы услышали в феврале, спустя месяц жизни на острове. И, конечно, тогда мы не могли представить, как в ближайшее время все поменяется.

Тогда власти пытались выявить тех, кто прилетал в Таиланд зараженным. Всех прибывших в страну с симптомами простуды изолировали и делали тесты на коронавирус, если результаты были положительными — отправляли на карантин. Кроме того, и иностранцев, и тайцев, въезжающих в страну из-за рубежа, обязали предъявлять на границе справки, что у них нет коронавируса, и иметь медицинские страховые полисы.

Но у нас на острове еще все было спокойно, поэтому мы решили не спешить с возвращением на родину.

«Мы просто рады, что удалось вернуться домой»: как российские туристы живут и выбираются из Таиланда - 2
Пустынный пляж на о. Самуи

Чрезвычайная ситуация по-тайски

26 марта в стране объявили чрезвычайную ситуацию. Сразу начали закрываться спортзалы, бары, ночные клубы, массажные салоны, студии йоги и прочее. Остались работать только магазины с продуктами и товарами первой необходимости, а также аптеки.

На входах в супермаркеты стали мерить температуру бесконтактными градусниками, запретили входить без маски. В некоторых провинциях даже ввели запрет на продажу алкоголя. Массовые мероприятия отменили, в том числе шумный тайский Новый год.

С апреля меры стали жестче. Во всем Таиланде ввели комендантский час: с 22:00 до 4:00 запретили выходить на улицу, за нарушение — штраф более $ 1000 или до двух лет тюрьмы. Я слышала историю о компании русских туристов, которые в начале одиннадцатого вечера возвращались домой от друзей и их остановили полицейские. На ночь наших соотечественников отправили в тюрьму, а также выписали штраф на 40 000 бат каждому, что примерно равно 92 000 рублей.

Иногда на главной дороге устраивали блок посты и замеряли температуру у всех водителей и пассажиров. Что делали с теми, у кого она была повышенная, не знаю, наверное, принудительно отправляли в больницу на проверку.

Некоторых туристов выселяли из отелей. Требовали справки о том, что они не заражены. Получить ее можно только платно. Самые дешевые на Самуи делали за 500 бат (1180 рублей), в приличном госпитале такая же справка обходилась в 8000 бат (18 800 рублей). Но нас с виллы не выселяли, поэтому и справки делать не пришлось.

Изоляционных условий как таковых не было — днем выходить на улицу не запрещали. Но мы сами старались быть дома. Ездили в магазин за продуктами только по необходимости и всегда надевали маски.

Иногда мы выбирались на пляжи. Они опустели настолько, что даже черепахи стали приплывать к берегу. Но официально был закрыт только нудистский пляж, а также пляжи при отелях, на общественные можно было попасть.

«Заложниками ситуации оказались все»

Мы не заметили, что отношение тайцев к нам как-то изменилось из-за карантина. Нас везде встречали так же приветливо, как и всегда. Когда на входе в магазины у нас мерили температуру, всегда благодарили за понимание. Многим иностранцам, оказавшимся в тяжелой финансовой ситуации, сделали скидку на аренду жилья. Было понятно, что заложниками ситуации оказались все.

Для тех, у кого из-за карантина были сложности, местные добровольцы организовали пункты помощи, где раздавали еду. Обратиться туда могли как местные, так и фаранги (так тайцы называют иностранцев), никаких разделений не было. На Самуи таких пунктов было много, там раздавали либо готовую еду, либо рыбные консервы, рис и воду.

Конечно, у местных, кто зарабатывал на аренде домов или байков, или у владельцев кафе из-за карантина дела ухудшились. Не знаю, насколько это связано, но тогда же стали чаще рассказывать о случаях воровства из домов, пропаже байков.

Связь с родиной

В чате русских туристов, застрявших на Самуи из-за закрытия границ и отмены рейсов, писали, что первое время людям приходило от государства по 20 000 рублей. Позже появилась новость, что тем, чьи рейсы перенесли, платили по 2400 рублей на человека за каждые сутки задержки. То есть деньги получили те, кто был вынужден оставаться в Таиланде.

Мы тоже заполнили на сайте Госуслуг заявление для тех, кто нуждается в помощи и социальной поддержке. Ничего не получили, видимо, потому что улетели из Таиланда даже раньше даты, на которую у нас был билет. То есть, нам повезло, поэтому денег нам и не платили.

Обстоятельства с нашими билетами разворачивались так: в начале апреля мы узнали об отмене регулярных рейсов авиакомпании S7, в том числе и нашего. Вместо них запустили чартеры.

Сначала все казалось просто — мы сразу же связались с компанией и нам бесплатно перенесли бронь на ближайший возможный день, 16 апреля. Но позже Росавиация ввела запрет и на чартерные рейсы.

С того момента мы понятия не имели, когда сможем улететь. Мы позвонили в МИД, но там информации о вылетах в Россию тоже не было. Нам посоветовали заполнить на Госуслугах заявление, зарегистрироваться в «листе ожидания на авиарейс в Россию» и ждать его появления.

В Telegram появились каналы Госуслуг для помощи туристам. Там мы отслеживали информацию в ожидании заветного маршрута Бангкок — Новосибирск. Как только появился первый доступный, мы заполнили специальную форму регистрации в надежде, что нас включат в списки.

Долгая дорога домой

Мы сидели на Самуи до победного, пока не появились официальные списки допущенных на тот рейс. О них мы узнали только 13 апреля, за день до вылета. Платить дополнительно нам ничего не пришлось, замену произвели в рамках стоимости билета, который у нас был.

Но нам нужно было еще добраться до Бангкока, и это казалось проблемой — все внутренние перелеты к тому моменту отменили, поезда и автобусы не ходили, почти все паромные пирсы закрыли. С какого пирса все еще можно уплыть на материк, нам подсказали в чате. Там же скинули бланк специального разрешения на передвижение — без него мы никуда уехать не смогли бы.

Выбравшись с острова, нам надо было преодолеть еще около 700 км по суше. Мы пробовали найти трансфер через специальное приложение, но дорога заняла бы десять часов, и из-за комендантского часа водители отказывались ехать. Нам посчастливилось найти человека, который согласился нас взять, прямо на пирсе.

Но на этом приключения не закончились: взяв у нас разрешение на передвижение, водитель отвез нас в полицию. Там в течение часа оформляли пропуск на поездку во время комендантского часа. В итоге, подписав бумаги, мы поехали. По пути нас пять раз останавливали полицейские для проверки, но документ снимал все вопросы к нам.

К утру мы добрались до аэропорта, прошли регистрацию и улетели в родной Новосибирск.

Домашняя изоляция

По прилете прямо на выходе из самолета у каждого пассажира рейса тепловизором мерили температуру. В аэропорту мы заполнили постановление о двухнедельной изоляции. Тесты сразу на месте мы не делали. Из аэропорта всех пассажиров развезли по домам на специальных автобусах.

Нас обязали вызвать врача на дом, что мы сделали на следующий день. Он приехал, осмотрел нас и сказал, что на десятый день карантина к нам придут снова, чтобы взять анализ на коронавирус. Эти тесты мы сдали, ждем результатов.

Сейчас, 24 апреля, нам продолжают каждый день звонить из больницы, спрашивают, как мы себя чувствуем. Из полиции звонят через день, дважды приходили — проверяют, дома ли мы. И хотя мы продолжаем сидеть на изоляции, чувствуем себя хорошо — просто рады, что нам все-таки удалось вернуться домой.

Мы в социальных сетях

RSS
Самый быстрый способ узнавать об обновлении сайта — это подписаться на наш rss-поток.

В соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006№ 152-ФЗ «О персональных данных» я, действуя по своей воле и в своем интересе, даю свое согласие АО «Райффайзенбанк», имеющему свое местоположение по адресу: 129 090, г. Москва, улица Троицкая, дом 17, строение 1, на обработку (любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение) моих персональных данных, а именно: фамилия, имя, отчество, адрес электронной почты, в целях направления АО «Райффайзенбанк» на указанный мной адрес электронной почты информационных рассылок, предоставления мне возможности комментирования материалов, размещенных на сайте raiffeisen-media.ru.

Обработка указанных в настоящем согласии моих персональных данных осуществляется АО «Райффайзенбанк» в объеме, который необходим для достижения каждой из вышеперечисленных целей с применением следующих основных способов (но, не ограничиваясь ими): хранение, запись на электронные носители и их хранение, составление перечней, маркировка.

Настоящее согласие действует до момента его отзыва мной в порядке, предусмотренном ниже. Настоящее согласие может быть отозвано мной в любое время на основании моего письменного заявления.